Угрозы

Еще один метод быстрее или надежнее добиться желаемого – родительское запугивание. Неверие в силу нашего родительского воздействия приводит к тому, что мы начинаем запугивать наших детей, манипулируя самым ценным и важным для них – безопасностью.
Послание при угрозах: «Если ты не будешь слушаться, то мы покинем тебя, откажемся быть твоими родителями, отдадим какой-нибудь грозной фигуре, и ты больше никогда не будешь в безопасности. Только хорошие дети достойны того, чтобы их оберегали и защищали, ты – не достойный, и потому с тобой может случиться все, что угодно».


Ребенок, которому часто угрожают, всегда живет в страхе покидания, совершенно не уверен в себе, зависим. Он цепляется за отношения, потому что не уверен, что может выжить без них. Его готовность сделать все, что угодно, для важной фигуры делает его максимально зависимым и неспособным заниматься своей жизнью, поскольку она находится в прямой зависимости от того, как и чем живет этот значимый Другой. Его настроение, самочувствие, желания становятся намного значимее, чем собственные. Тотальная неспособность выстроить потом собственную жизнь – вот плата, и немалая, за попытку обеспечить себе хоть какую-то безопасность, причитающуюся ребенку просто по праву жизни его в своей семье.
Ребенок, живущий под у грозой эмоционального и ли физического насилия, «отрезает» от себя все спонтанное, эмоциональное, живое, оставляя себе только сверхконтроль, за счет которого и надеется выжить в мире, где большие и взрослые вместо защиты и опоры могут стать источником страха и постоянного напряжения.
Как сопротивление постоянной угрозе потери может выработаться замкнутость, холодность, отстраненность от мира, от людей, тотальное недоверие и неумение на кого-то положиться, обесценивание отношений, стремление к одиночеству, паранойя.
За угрозу потери значимого Другого, за угрозу потери безопасности ребенок, да и взрослый тоже, так или иначе расплачивается своей несвершившейся жизнью. Часто, будучи не в состоянии вынести напряжение от ожидания катастрофы, дети становятся непревзойденными мастерами по способности ее себе организовывать. Потому что собственноручно устроенное расставание значительно легче пережить, чем внезапное, хотя и ожидаемое с самого начала.
Ее регулярно обещали сдать в детский дом, если она проявляла хоть малейшие признаки неповиновения, даже водили туда на экскурсию, а его – отнести и сдать в «Детский мир», где «когда-то его дорогая мама нашла его на самой высокой полке, запыленного и никому не нужного». Теперь они выросли, но по-прежнему не ждут от жизни ничего хорошего. Регулярно страдают от панических атак, бессонницы, нарушений пищевого поведения, не доверяют миру, не могут справиться с тревогой, особенно тогда, когда у них появляются близкие отношения. Их абсолютная убежденность в том, что их покинут, вышвырнут из отношений, как нашкодивших котят, мешает им поверить в любовь, близость, довериться. Они не верят чужому теплу, улыбкам, разрешению быть собой, они должны стараться и, уставая от немыслимых стараний, мечтают только об одном: спровоцировать скорее расставание, чтобы не столь мучительным было бы ожидание полного краха.
Угрожая нашим детям, мы, безусловно, делаем их послушнее, но при этом лишаем ощущения собственной ценности. Если мы легко можем от них отказаться, сдать в детдом, продавить, побить, убить, это означает, что мы не ценим наших детей. Нам не ценна их личность, их жизнь, их душевное равновесие. От этого они учатся только одному – обесценивать самих себя и тех, кто вокруг.
Альтернатива угрозам. Угрозы часто являются показателем неприсвоенной собственной ценности. Угрожает, как правило, тот родитель, который не верит ни в себя, ни в собственного ребенка. Тот, кто не верит в весомость собственной родительской позиции, в действенность своего родительского авторитета. Часто угрозы покинуть, отдать, лишить семьи – это весьма манипулятивная проверка нашей ценности для ребенка. И многие родители с удовлетворением подкрепляют свою ценность, видя страх в глазах абсолютно зависимого от них ребенка.
Поэтому альтернативой будет присвоение собственной родительской позиции и власти, спокойная уверенность и твердость в наших решениях, вера в то, что вырастающий ребенок справится со всеми предлагаемыми жизнью обстоятельствами, а если с чем-то он будет справляться плоховато, мы ему поможем и поддержим. Нередко желание угрожать – это попытка «раз и навсегда» от чего-то его уберечь. «Чтобы потом не было проблем», – любят говорить родители.
Конечно, можно запугать ребенка до того, что он ничего не будет пробовать в своей жизни, и безопасность – единственное, что будет его заботить. Но действительно ли то, что мы хотим в нем воспитать, – это способность бесконечно бояться окружающего, постоянно ожидать катастрофы, всегда выбирать безопасность вместо развития? Или будем готовить его к встречам в этом мире и с хорошим, и с плохим и помогать все происходящее встраивать в свою и нашу жизнь, делая ее полнее, разнообразнее, интереснее.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.