Тренируем слух

Познакомившись с длинным списком неудачных высказываний, родители обычно восклицают: «И это нельзя, и то нельзя – что же можно?»
И тут возникает необходимость активно слушать уже их самих:
– Вы озадачены и растеряны.
– Конечно! Оказывается, что до сих пор все делали не так. И потом, ответить правильно очень трудно, все время лезут привычные советы и замечания.


– То есть вам трудно подбирать необходимые фразы.
– Ну да, они такие непривычные. Неужели нельзя по-старому?
– Вам хочется по-старому…
– Да!.. То есть нет. Я же вижу, что это ни к чему хорошему не приводит.
В таких случаях мой учитель, профессор Алексей Николаевич Леонтьев, любил приводить одно сравнение, и снова речь пойдет о велосипеде.
Представьте себе, что люди никогда не видели велосипедов. И тут им на суд предлагают сразу две конструкции – трехколесный и двухколесный. Какой велосипед они предпочтут? Конечно, трехколесный. Почему? Потому что, сев на него, они поедут сразу легко и «естественно». Преимущества же двухколесного останутся для них за семью печатями… пока они не затратят время и усилия на овладение им. Вот тогда они поймут все замечательные свойства «неудобного» велосипеда.
Замечу, что наши привычные обращения к ребенку с советами, назиданиями и упреками – это не «естественные», а тоже выученные фразы. Но они подобны неэффективной езде на машине старой конструкции.
Психологи всего мира потратили много усилий, чтобы усовершенствовать эту конструкцию и помочь родителям научиться «ездить» на «лучшей машине». В основе новых навыков общения, которыми мы пытаемся овладеть, лежат гуманистические принципы: уважение к личности ребенка, признание его прав на собственные желания, чувства и ошибки, внимание к его заботам, отказ от родительской позиции «сверху».
Очень важно научиться слышать собственные ошибки. Давайте для упражнения нашего слуха разберем запись «типичного домашнего конфликта», сделанную мамой. Были ли некоторые ответы родителей неудачными, и если да, то к какому типу ошибок они относились?
ДОЧЬ (четырех лет): Мама, кушать скорее!
МАМА: Садись, я уже налила.
ДОЧЬ (Садится за стол, гримаса): У, этот суп невкусный. Я не буду.
МАМА: Оставь и уходи (Приказ.)
ДОЧЬ: Я есть хочу!
Вмешивается папа.
ПАПА: Сядь и ешь без капризов! (Приказ.)
ДОЧЬ (на грани слез): А я с морковкой не люблю.

МАМА: Я тебе ее выловлю.
ДОЧЬ: А все равно…
МАМА (взрывается): Я не для того варила, чтобы ты тут носом крутила! (Назидание, критика.)
У дочери закапали первые слезы…
ПАПА: Сядь хорошо и ешь. Набирай ложку. В рот! Жуй, жуй, а не держи во рту! (Приказ, команда.)
ДОЧЬ: А мне невкусно!!!
МАМА: Уходи из-за стола, ходи голодная. (Команда, угроза.)
ПАПА: Я вот сейчас… (Угроза.)
Дочь со слезами берет ложку, начинает есть через пень-колоду. Через минуту ест нормально, через пять минут съедает все. Но настроение у всех испорчено.
Для поднятия настроения приведу в заключение другой реальный диалог. Он показывает, как родитель вполне может хорошо послушать ребенка, преодолев свои воспитательные штампы.
«Рассматриваем с дочкой фотографию группы детского сада. Дочка показывает на воспитательницу (замечаю, что на фотографии ее лицо поцарапано).
ДОЧЬ: Видеть ее не могу!
Я: Тебе очень неприятно ее видеть.
ДОЧЬ: Да, она очень злая.
Я: Она тебя обижала.
ДОЧЬ: Да, она ругала меня борзой собакой и говорила, что если я наябедничаю, то уж она тогда…
Я: Тогда она что-то сделает…
ДОЧЬ: Да. Она не говорила, что.
Я: Тебе не хотелось это рассказывать раньше.
ДОЧЬ: Да, я боялась (готова заплакать).
Беру ее на руки».
В этом диалоге мама уже в первой фразе избежала возможного строгого замечания: «Как ты можешь так говорить о воспитательнице! И почему ты поцарапала фотографию?» Вместо этого она «озвучила» чувство ребенка, показала, что готова разделить и принять его. Это помогло девочке освободиться от загнанных вглубь страха и обиды.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.